Перевыборы Михалкова главой Союза кинематографистов прошли а-ля съезд КПСС

Ужe с пeрвыx минут съeздa пo нaстрoeнию зaлa стaнoвилoсь яснo, чтo всe будeт тaк, кaк всeгдa. В aтмoсфeрe, нaпoминaвшeй съeзды КПСС, Миxaлкoвa всe блaгoдaрили, oн aккумулируeт всe бoли рoссийскoгo кинo. Ужe в сaмoм нaчaлe рaбoты съeздa Aлeксaндр Aдaбaшьян внeс прeдлoжeниe избрaть Никиту Сeргeeвичa. Ктo, eсли нe он? Это он спас санкт-петербургское отделение СК от гибели, это он в состоянии наладить кинопрокат в стране.

Но был все-таки самовыдвиженец — актер Виктор Балабанов, представившийся отцом четверых детей, дедом шести внуков. Но ему даже пяти минут на выступление давать не хотели, только две. Только справедливый Михалков распорядился насчет пяти. Балабанов рассказал, что сыграл 126 ролей в кино и на телевидении, посетовал на то, что с проката ничего не платят, а потому он не сможет из своих средств выделять членам СК ничего. А что вы сыграли, поинтересовался зал. «У меня десять Молотовых, два Хрущева, полтора Ленина», — пояснил Балабанов. И начал разговор про Путина и защиту всех россиян: «Россиянин должен иметь возможность за все заплатить. (Тут народ закричал, что это демагогия. — С.Х.) Я заявлю Путину Владимиру Владимировичу, чтобы он ушел в отставку». Ревизионная комиссия предложила лишить Балабанова слова.

В своем первом слове Михалков говорил о том, что в советские времена съезды были радостными и праздничными, потом они стали проблемными. Вся история киносъездов — это «хроника убывающего плодородия». Он сразу внес предложение — соединить Госфильмофонд с Музеем кино и придумать для этого подходящую форму. Михалков особое внимание уделил Ялтинской киностудии как колыбели русского кино. Не надо там содержать штат режиссеров, надо сделать ее базой, где можно было бы снимать до 70 процентов российских картин, благо пейзаж разнообразен — от моря до пустыни. «Режиссер может приехать туда с парой белья», по словам Михалкова, а не тащить за собой фуры, как это делал когда-то он сам, снимая Чечню в Геленджике. «Крым наш, и Ялта наша», — завершил эту часть выступления Никита Сергеевич.

Торжественно приняли в ряды СК новых членов. Среди них не только молодые кинематографисты, но и Юрий Поляков, который пытался влиться в ряды СК еще в 1987 году с рекомендацией Евгения Габриловича после фильма Снежкина «ЧП районного масштаба» по его книге. Но понадобилось 30 лет, для того чтобы это произошло. Всего СК сегодня насчитывает 698 человек.

Глава питерской организации СК Сергей Снежкин выступил с разоблачительной речью в адрес кинорежиссера Дмитрия Месхиева: «История страшная, гадкая, неприятная. Она стоила потери веры в человечество. В нашем доме завелись воры. Но мы победили, хотя это стоило нам 50 миллионов рублей. Нас выгнали из Дома кино. Автором этого был Дмитрий Месхиев. Действовала преступная группа, бравшая по подложным документам деньги». Прошло больше 300 судебных заседаний. Снежкину приходилось ходить по кабинетам начальников в Смольный как представителю сообщества, где воруют: «Я жил в прекрасном мире, снимал кино, не знал такого липкого качества, не знал, что буду общаться с такой сволочью. Месхиева лечить надо». Будучи неверующим человеком, Снежкин пригласил в Дом кино священника, чтобы освятил оскверненное место. Теперь Сергей Снежкин предложил исключить Месхиева из СК и призвал съезд разобраться со странной историей исчезновения в бытность Месхиева руководителем комитета по культуре выделенных на 9 Мая 300 миллионов рублей, которые исчезли и не найдены. Кто-то должен за это ответить. Потом уже другие выступавшие разоблачали деятельность Месхиева. В его бытность в питерском подразделении СК в закрытый Дом творчества в Репине закупался уголь по завышенным ценам, и следов угля и шлака не нашлось. А было оплачено 25 вагонов по 65 тонн. Триллер в постановке Месхиева разбудил сонное царство киносъезда.

Михалков в очередной раз вспоминал об упущенном — как 10 лет назад ему не поверили, не дали построить новое здание Дома кино: «Сидели бы сейчас в здании с пятью залами. Если вы не верите тем, кого избираете, зачем вы их избираете?» 

Из дельного говорилось о необходимости вести кинолетопись, которая не должна быть на злобу дня. Для этого есть телерепортажи. Кинолетопись должна быть без политического подтекста, в противном случае мы имеем то, что имеем, — сфальсифицированную историю России. Документалист Сергей Мирошниченко рассказал об уничтожении почти всех документальных студий страны. В Ростове-на-Дону даже снесли здание студии, являвшееся памятником архитектуры. Он также призвал добиваться бюджетного финансирования документального кино с учетом инфляции в два раза. «На то, что нам дают, можно снять только бомжей, что мои коллеги и делают», — сказал Мирошниченко. Михалков его поддержал: «Серьезная бодяга происходит в распределении средств. Деньги идут домотканым студиям, каким-то семьям, фильмов которых никто не видел». Разбираться с этим будут уже в ближайшее время на отдельном совещании по документальному кино.

По всем вопросам было почти единогласное решение. Поэтому кинорежиссер Николай Досталь и выкрикнул: «Почему никого «против» нет?». Да потому, что такой у нас союз. Против пункта в уставе о неограниченном выдвижении на пост председателя одного и того же человека проголосовало только шестеро. Глава Госфильмофонда РФ Николай Бородачев выкрикнул, что если бы такого ограничения не было, то и СК бы уже не было. Предложение по тайному голосованию по выборам главы киносоюза тоже не прошло.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.